Общество охраны авторских прав

Немного о Российском Авторском Обществе

Общество охраны авторских прав

На самом деле, подобная ситуация далеко не единственная и таких поучительных историй было весьма много. Многие из дел с парадоксальным финансовым исходом были предметом ожесточённых споров на профильных юридических площадках, в том числе и в этом году.

Нередко высказывается такая полярная точка зрения, мол “всех нарушителей нужно жесточайше наказывать, и даже если суд взыщет не всю сумму компенсации, всё равно расходы нужно взыскивать в полном объёме всегда, так этим мерзким нарушителям”.

И, с таким однобоким подходом этим сложно согласиться.

Почему же так? Поскольку мы на развлекательном портале, а не на юридическом форуме, то постараюсь объяснить свою позицию максимально просто, а потому грубо. Подробнее с математикой и примерами дел можно посмотреть в моём материале по ссылке: https://bardov.legal/wtf/polza-sudebnogo-akta-i-raspredeleni…

Во-первых, нужно разделять понятия “компенсация за нарушение исключительных прав” и “судебные расходы”. Компенсация определяется судом при доказанности факта нарушения и наличия у истца исключительного права (или права на его защиту).

Взыскивать компенсацию можно двумя способами – “от 10 до 5” (от 10 тысяч до 5 миллионов за каждое нарушение) или в двукратном размере (стоимости экземпляров, права использования и т.п. – возможности зависят от объекта, права на которые нарушены).

В абсолютном большинстве случаев истцы подают именно “от 10 до 5”. Потому что в этом случае не нужно доказывать количество экземпляров, “стоимость прав”, срок использования, неоднократность, существенность нарушения в экономической деятельности и т.п., хотя крайне желательно – иначе суд взыщет сильно меньше, чем хочется.

И ежу понятно, что раз нижняя граница – 10 тысяч, а верхняя – 5 млн, то у верхней границы должны быть действительно выдающиеся нарушения, и подавать по пустяковому нарушению иск на большую сумму, всё-таки не совсем правильно.

Знающие подают иски на адекватные суммы, оценивая практику по аналогичным делам, ибо, например, было бы странно требовать условный миллион, если по подобным делам суд всегда взыскивает 10-20 т.р.

А некоторые, особенно, крупные фирмы, вообще не утруждают себя основаниями, а просто заряжают сразу 5 миллионов.

Мол, да мы вообще такие известные, градообразующие предприятия и ведущие налогоплательщики, а потому если даже, например, кто-то использовал дизайн наших фирменных носовых платочков и заработал на этом 1 рубль 2 копейки, то за это уже хорошо бы сделать поток и разграбление, но, так и быть, согласны и на 5 миллионов. А потом удивляются, когда в связи с незначительностью нарушения суд взыскивает тысяч так 50.

При этом компенсация судебных расходов (пошлины, юристы, экспертизы и т.п.) – это уже восстановление трат лица, в чью пользу вынесен судебный акт.

Важно понимать, что этим лицом может быть как истец-правообладатель (иск удовлетворили), так и ответчик (в удовлетворении иска отказали).

Если иск удовлетворён частично, то объективной метрикой является процент удовлетворённых исковых требований в денежном выражении.

И это справедливо хотя бы потому, что именно истец определяет объём требований и эти требования вполне себе могут быть удовлетворены – соответственно, он как бы заносит дубину над головой ответчика. Ответчик вынужден готовиться к худшему и тоже вынужден тратить деньги на юристов.

Допустим, нарушение незначительное, истец ничего не потерял, а ответчик нарушил права случайно (такое сейчас очень часто бывает, особенно в интернете), и сразу прекратил нарушение. А затем истец выкатывает иск на крупную сумму, например в 1 миллион, существенную для ответчика, что при удовлетворении иска может его жизнь сильно ухудшить.

Разумеется, ответчику нужно тратиться – нанимать юристов, оплачивать поездки в суды и т.п. И когда потом суд взыскивает не 1М, а всего-то 50К, то, например, получается, что ответчик уже потратил на юристов 250К, например.

Получается, что его финансовое благополучие пошатнётся не на присуждённые 50К, а в 6 раз сильнее. И разве это справедливо? Разумеется, нет.

Стал бы ответчик тратить 250К на юристов, если бы иск был на 50К? Если это не дело принципа, то маловероятно.

Вы скажете – “не нарушай”, но не всё так просто. Могу привести массу примеров, когда можно нарушить и не узнать.

Например, Вы заказали у кого-то сайт, а иконки-то на сайте чужие, или какой-то модуль “крякнутый”.

Вы и ни сном, ни духом, честно оплатили исполнителю, а потом прилетает иск от реального правообладателя на крупную сумму.

Да, затем, если повезёт, можно взыскать в порядке регресса это с исполнителя, но может и не повезти (исполнитель – фрилансер из другой страны, контора закрылась, или просто приставы не могут исполнить решение суда).

Другой пример – плохое оформление служебных произведений. Дизайнер / программист / архитектор / журналист / фотограф / художник работал, работал, а потом был обидно уволен, выпил с юристами текилы, показал трудовой договор, узнал, что права-то формально остались у него, и отсудил у работодателя кучу денег.

Ещё пример – партнёры работали вместе, вместе что-то создавали, потом разругались и стали работать отдельно. А потом один бывший компаньон предъявляет другому иск за использование совместно созданного.

И так далее, и тому подобное.

Во-вторых, нужно понимать, что необоснованный размер компенсации и необоснованное снижение расходов – это принципиально разные проблемы и неправильно решать одно за счёт другого.

Нормы о компенсации установлены в соответствующих статьях ГК РФ – 1301, 1311, 1406.1, 1515, 1537. Это нормы материального права. А пропорциональность расходов в арбитражном процессе установлена в ст. 110 АПК РФ, и это норма процессуального права. Очевидно, что нельзя компенсировать недостаток одного за счёт злоупотребления другим.

Это примерно как требовать в ресторане деньги за то, что приехал на лимузине, а еда не понравилась – самоочевидно, что качество еды и расходы на роскошное прибытие представляют собой принципиально разные проблемы.

Источник: https://pikabu.ru/story/nemnogo_o_rossiyskom_avtorskom_obshchestve_6364674

РАО-российское авторское общество: полномочия и правовой статус

Общество охраны авторских прав

Что такое РАО? Какой правовой статус российского авторского общества, какими полномочиями оно обладает? Чьи интересы отстаивает РАО, какие функции выполняет? Какую позицию занимает РАО в вопросах отстаивания интересов авторов? Российское авторское общество и патентные права. 

До 2018 года РАО предлагало свои услуги по депонированию произведений, сейчас оно предало данные полномочия своим партнерам.

Владимир Кривцов 2018-12-29T00:53:40+00:00

  • Гарантированная регистрация
  • Стоимость от 15 000 рублей
  • В России и за рубежом

консультация

Очень тяжело быть одновременно и гениальным творцом, и эффективно отстаивать свои интересы.

Права на известное произведение могут приносить немалую прибыль, а значит становятся лакомой целью для нарушителей.

Для коллективного управления авторскими правами создаются и действуют общественные организации. Одной из самых известных организаций, в данной сфере, является РАО (Российское авторское общество).

Будучи одновременно и самой крупной структурой, которая имеет государственную аккредитацию, и правопреемником аналогичных организаций, РАО имеет противоречивую репутацию, а его руководители даже фигурировали в делах о мошенничестве. Мы постараемся разобраться что такое РАО, опираясь на закон, факты и полномочия.

РАО: история, статус

Россия, в ходе своей истории, подарила миру большое количество известных авторов.

Наряду с творчеством, авторы нуждались в защите своих прав и материальных интересов, что вылилось в создание первой общественной организации по коллективному управлению правами авторов в Российской Империи – «Общество русских драматических писателей».

На протяжении 19-20 века авторское общество менялось, происходило объединение схожих по целям организаций, развивались, продолжали вести свою деятельность. Современное Российское авторское общество – правопреемник таких организаций.

РАО – это всероссийская некоммерческая общественная организация, которая создана для управления имущественными правами авторов на коллективной основе.

В 2008 году, сообщество получило государственную аккредитацию на 5 лет, которая впоследствии была продлена до 2023 года.

Согласно данной аккредитации, авторское общество может осуществлять и отстаивать интересы композиторов, авторов аудиовизуальных, музыкальных и драматических произведений.

Фактически, РАО представляет собой самое крупное российское общество авторских прав и коллективного управления, серьезную монополию, которая имеет государственную поддержку.

И хотя организация подвергается критике по особенно резонансным делам, в связи с непониманием общественности и правообладателями принципов работы и принятия решений, хотя в офисах организации проводился обыск и изъятие материалов сотрудниками полиции и следствия, количество договоров о сотрудничестве с авторами превысило отметку в 26 000.

Российское авторское общество: полномочия, задачи и функции 

Напомним: 

Коллективное управление АП – это передача определенных прав от автора в специальную организацию. Посоглашению с автором, такая организация может заключать лицензионные договоры, подавать судебные иски и отстаивать интересы правообладателя. 

Своими задачами определяет: 

  • Управление имущественными авторскими правами, когда их индивидуальное управление затруднительно. 
  • Содействие в вопросе управления правами, их передаче, заключении договоров на использование произведений. 
  • Отстаивание интересов в государственных организациях и за рубежом. 

Не смотря на широкий спектр деятельности и предлагаемых услуг, РАО опирается преимущественно на композиторов и творцов музыкальной сферы. РАО предлагает заключить с обществом договоры о коллективном управлении правами, зарегистрировать свое произведение для распределения вознаграждения и депонировать произведение у компаний партнеров.  

С другой стороны, РАО заключает «лицензионные» договоры, ведет мониторинг несанкционированного использования объектов АП, отстаивает позиции авторов в суде, распределяет полученное вознаграждение и компенсации.  

! 

В силу наличия аккредитации, РАО имеет право представлять интересы всех композиторов, авторов музыкальных, муз. драматических и аудиовизуальных произведений без заключения соответствующего договора.

На практике это значит, что такое российское общество защиты авторских прав может полностью самостоятельно выявить нарушителя, подать в суд, получить деньги с нарушителя и, удержав от них часть, передать правообладателю без единого подписанного соглашения. 

 «Кривцов и Партнеры»: Творческая и правовая безопасность 

 РАО сегодня – мощная организация, которая хоть и не представлена как государственная, имеет достаточно широкие полномочия, но не идеальную репутацию. Как и в любой сфере, сотрудничество с данным обществом имеет свои плюсы и минусы.  

Кривцов и Партнеры предлагает своим клиентам развернутую правовую консультацию по деятельности данного общества, анализ предлагаемы договоров, контролирование прозрачности возможного сотрудничества и предлагаемых условиях. 

Мы проанализируем все аспекты дела, обозначим ваши интересы и возможности как автора, рассмотрим все актуальные варианты и вместе выберем оптимальный путь.  

Источник: https://krivcov.ru/rao-rossijskoe-avtorskoe-obshhestvo-polnomochija-i-pravovoj-status.html

Авторские отчисления в РАО и ВОИС

Общество охраны авторских прав

Музыкальные произведения с текстом и без текста охраняются авторским правом, и в соответствии с законом их авторы имеют право получать вознаграждение за каждое использование своих произведений. Публичное исполнение музыкальных произведений является одним из способов использования интеллектуальной собственности.

На публичное исполнение необходима специальная лицензия, разрешающая использовать произведение таким образом.

Если в кафе, ресторане, холле гостиницы, торговом зале супермаркета, фитнес-клубе или салоне красоты звучит музыка, то это – публичное исполнение, и авторам, дающим разрешение на использование своих произведений, положено вознаграждение.

Каким образом развивать свой бизнес в рамках закона, как платить вознаграждение авторам и как отчитываться за то, какие произведения прозвучали, расскажем в нашей статье.

В чем разница между рао и воис

В России существует две организации, аккредитованные государством, которые осуществляют коллективное управление авторскими и смежными правами – РАО и ВОИС. РАО – это «Российское Авторское Общество».

ВОИС – Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности (не путайте ее с другой ВОИС – Всемирной организацией интеллектуальной собственности, занимающейся администрированием вопросов, связанных с интеллектуальными правами, на международном уровне).

Работа обеих организаций регламентирована статьей 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой сказано, что они «вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе». Поэтому когда представители РАО и ВОИС приходят с проверкой в то или иное общественное заведение, они действуют строго в рамках своих полномочий. Также и авторские отчисления РАО и ВОИС получают от пользователей, распределяют и выплачивают правообладателям, действуя по закону.

Важно понимать, что для проигрывания музыки в заведении нужно заключить договоры с обеими организациями, потому что РАО управляет правами авторов, а ВОИС – исполнителей и изготовителей фонограмм. На официальных сайтах обеих организаций есть реестры произведений и фонограмм, правами на которые управляют ОКУП.

Что такое фонограмма

Статья 1304 ГК РФ определяет фонограмму следующим образом: «любые исключительно звуковые записи исполнений или иных звуков либо их отображений, за исключением звуковой записи, включенной в аудиовизуальное произведение». Любая музыка, которую мы слушаем в записи, является фонограммой, вне зависимости от того, что мы используем, чтобы ее послушать – ресурсы в интернете, диски, радио.

Фонограмма – объект смежных прав, а следовательно, подлежит охране. «Автором» фонограммы является ее изготовитель. И для возникновения прав на этот объект интеллектуальной собственности не требуется соблюдения каких-либо формальностей – то есть право на фонограмму регистрировать не надо.

Использование объектов смежных прав без выплаты вознаграждения правообладателю допустимо только в некоторых случаях, к которым публичное исполнение записи в публичных местах не относится.

Что понимается под публичным исполнением фонограмм

Публичное исполнение фонограммы четко определено в российском законодательстве, как «любое сообщение фонограммы с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается фонограмма в месте ее сообщения или в другом месте одновременно с ее сообщением» (статья 1324).

Поэтому проигрывание музыки в магазинах, салонах красоты, фитнес-центрах, кафе, ресторанах и барах, развлекательных комплексах, парках, клубах, зрелищных и спортивных мероприятиях и др. является публичным исполнением фонограмм.

Нужно ли разрешение на публичное исполнение фонограмм

Два основных принципа исключительного права заключаются в том, что объект интеллектуальной собственности может использоваться только с разрешения правообладателя (автора) и только при условии выплаты ему вознаграждения. При этом закон предусматривает ряд исключений, когда не один из этих принципов или оба не действуют.

Один из таких случаев – когда фонограмма была опубликована в коммерческих целях. Такие фонограммы можно использовать, не спрашивая разрешения правообладателей – авторов музыки и текста, исполнителей и изготовителей записей. Но при соблюдении двух условий:

  • выплаты им вознаграждения;
  • предоставления отчетов об использовании фонограмм организациям по управлению правами на коллективной основе, имеющими государственную аккредитацию, потому что сбор с пользователей вознаграждения в пользу правообладателей возложен на эти организации.

Как рассчитывается размер вознаграждения

На официальных сайтах РАО и ВОИС размещены Положения о ставках, в соответствии с которыми рассчитывается вознаграждение правообладателей.

Ставки организаций зависят:

  • от того, в каком заведении и в каких условиях проигрывается произведение (в ходе массовых мероприятий, в кафе и ресторанах, отелях, в парках, клубах, музеях, торговых точках, спортивных учреждениях, на транспорте, в кинотеатрах, в театральных постановках и т.п.);
  • числа жителей в городе, в котором находится заведение или проходит мероприятие («региональный коэффициент»);
  • числа объектов одного типа, принадлежащих одному владельцу («сетевой коэффициент»);
  • площади заведений.

Кроме того, ставки РАО и ВОИС рассчитываются по-разному для заведений и мероприятий с платным и бесплатным входом, а также зависят от некоторых других условий их работы и проведения.

Как правообладатели узнают о незаконном использовании их фонограмм

РАО и ВОИС являются аккредитованными государством организациями, т.е. сбор, распределение и выплата вознаграждения со всех пользователей являются их прямой обязанностью.

РАО и ВОИС на регулярной основе направляют в общественные заведения своих представителей для проведения переговоров – разъяснений норм законодательства об авторских и смежных правах и заключения договоров.

В случае отказа пользователя от заключения договора представители РАО и ВОИС вправе осуществить видеофиксацию публичного исполнения музыкальных записей, которые затем идентифицируются с помощью фонографических и музыковедческих экспертиз.

Экспертиза с подписью специалиста является основанием для направления в адрес владельца бизнеса досудебной претензии и доказательством нарушения авторского и смежных прав в суде.

Перед тем, как обратиться в суд, организации направляют ответчику письмо с требованием выплатить компенсации за использование музыки правообладателям и заключить соответствующие договора. Если владелец бизнеса игнорирует претензию, РАО и ВОИС вправе подать иск в суд.

Что будет, если использовать фонограмму без договора

Хотим обратить ваше внимание вот на что. Проиграв одну-единственную композицию, вы нарушите права сразу трех лиц – автора, исполнителя и изготовителя фонограммы. Это значит, что нарушены будут права как исполнителя и изготовителя фонограммы, так и авторов музыкального произведения.

А минимальный размер компенсации, предусмотренной законодательством РФ за нарушение авторского права, составляет 10 000 рублей. Максимальный размер компенсации составляет 5 миллионов рублей.

Помимо финансовых убытков нелегальное использование музыкального контента может грозить и другими неприятностями:

  • конфискацией оборудования, с помощью которого осуществлялось незаконное воспроизведение музыки;
  • ликвидацией юридического лица или прекращением индивидуального предпринимателя, если было зафиксировано неоднократное нарушение закона.

Если организации подают на нарушителя в суд, придется оплатить не только отчисления в РАО и ВОИС для правообладателей, но и все судебные издержки, а также потратить свое время на участие в процессуальных действиях.

Судебная практика

В настоящее время российская судебная практика в целом складывается не в пользу нарушителей. В большинстве случаев суд встает на сторону правообладателей и организаций, их представляющих, и решает дело в их пользу. Вот только несколько примеров, когда владельцам бизнеса приходилось выплачивать весьма существенные штрафы за незаконное воспроизведение музыки:

  • с ООО «Мята» взыскано 240 000 рублей компенсации за незаконное публичное исполнение музыки с помощью технических средств в ресторане Funduk (Екатеринбург);
  • С ООО «КД Сервис» взыскано 228 000 рублей компенсации за незаконное публичное исполнение двух фонограмм с помощью технических средств в баре «Контакт бар» по иску, поданному правообладателем авторских и смежных прав, ООО «РДС Рекордс» (г.Санкт-Петербург);
  • ООО «Агат» выплатило 200 000 рублей компенсации за незаконное публичное исполнение музыки с помощью технических средств в кафе Pronto (Москва) по иску, поданному РАО;
  • ООО «Ресторатор» выплатило 182 000 рублей компенсации за незаконное публичное исполнение музыки с помощью технических средств в кафе Look (Москва) по иску, поданному Всероссийской организацией интеллектуальной собственности;
  • ИП Иващенко Е.Г. выплатила 100 000 рублей компенсации за незаконное публичное исполнение музыки с помощью технических средств в магазине «Приколись» (Ростов-на-Дону) по иску, поданному РАО.

И это только несколько примеров из обширной судебной практики с участием организаций по коллективному управлению авторскими и смежными правами.

Возможно ли использовать фонограммы без заключения договора с ВОИС

Да, такая возможность у бизнеса есть. Вопрос в другом, насколько это будет эффективно с точки зрения маркетинга и финансовых затрат.

Если вы хотите качественное музыкальное оформление, которое будет отвечать вашим запросам и вкусам вашей целевой аудитории, вы не сможете обойтись теми композициями, которые предлагают артисты не с мировой известностью или библиотеки музыки, распространяемой по открытой лицензии, в силу ряда причин:

  • очень разное качество звука, выровнять звучание и подготовить гармоничные плейлисты с использование таких композиций практически невозможно;
  • небольшой ассортимент в плане жанров и направлений;
  • неудовлетворительное качество самих композиций.

Но можно выбрать другой вариант, который не исключает РАО и ВОИС полностью из схемы организации музыкального оформления, но упрощает взаимодействие с ними для бизнеса.

Мы говорим о заключении договора с компаниями, профессионально занимающимися проектированием фоновой музыки для общественных заведений.

FONMIX организует музыкальное оформление бизнеса по всей России и не только; мы работаем с любыми компаниями, создаем плейлисты и не только для гостиничной, развлекательной и бьюти-индустрий, ритейла, деловых и офисных пространств, работаем на крупных мероприятиях любой направленности.

Все необходимые договоры с правообладателями и организациями по коллективному управлению правами заключаем мы сами, а наше программное обеспечение имеет функцию автоматической генерации отчетности, которая передается в РАО и ВОИС и на основании которой они рассчитывают вознаграждения.

Пользуясь сервисом FONMIX, вы получаете доступ – вдумайтесь только – к 11 миллионам композиций популярной музыки и к самостоятельному составлению плейлистов! Без необходимости заключать миллион договоров с правообладателями и организациями по управлению авторскими и смежными правами и ежедневно записывать треки, которые звучат в вашем кафе или салоне, для формирования отчетов.

Источник: https://fonmix.ru/ru/avtorskie-otchislenija-v-rao-i-vois

Российское авторское общество: как делать миллионы из ничего

Общество охраны авторских прав

время публикации: 14:00  10 апреля 2015 года

В апреле 2015 года исполняется 305 лет первому в истории закону об авторских правах — Статуту королевы Анны.

«Акт о поощрении учёности путём наделения авторов и покупателей правами на копирование печатных книг на нижеуказанный период времени» предопределил развитие охраны авторских прав в Британии и США на три столетия вперёд.

Он наделял авторов книг исключительными правами на их творения сроком на 14 лет с возможностью продления ещё на 14, по истечении которых издание становилось общественным достоянием.

С тех пор авторское право в большинстве стран расширилось и видоизменилось, но в основе его лежит всё тот же принцип, озвученный в Статуте 1710 года — автор волен распоряжаться всей полнотой прав на своё произведение, как ему заблагорассудится. Единый документ на эту тему был создан в Берне в 1886 году. Бернская конвенция, установившая общий для всех порядок регистрации и охраны авторских прав, действует и поныне, причём США присоединились к ней только в 1988 году, а современная Россия — в 1995.
В России охраной авторских прав в числе прочих занимается Российское авторское общество (РАО) — общественная организация, представляющая коллективные интересы отечественных авторов, в первую очередь музыкантов. Эта контора с весьма сомнительной репутацией существует с 1993 года, но прославилась она лишь в конце 2000-х после ряда громких абсурдных дел против организаторов концертов. Самый известный случай — иск против организаторов выступления Deep Purple в Ростове-на-Дону в 2008 году. Тогда РАО потребовала от компании-промоутера полмиллиона рублей за то, что Deep Purple играли на концерте свои собственные песни без лицензионного договора с РАО. Разгорелся громкий медиаскандал, который, впрочем, никак не помог компании-ответчику — при повторном рассмотрении иска суд всё-таки его удовлетворил.

Знакомьтесь — РАО

Итак, что же это за организация и за что её так не любят? По сути, Российское авторское общество — банальный посредник: организации сдают туда отчёты о публичных исполнениях и воспроизведениях защищённых авторским правом песен и платят за это прописанную в законе мзду, а РАО распределяет полученные деньги между авторами. Система несложная и вроде бы работающая. На деле же РАО — контора подозрительно непрозрачная. По данным на 2008 год, из собранных более чем 2 млрд руб. на авторские отчисления пошло не больше 40% этой суммы. Куда подевались остальные деньги — загадка. При этом год от года приход компании растёт: в 2011 году сборы составили уже почти 3 млрд руб. Заправляет конторой Сергей Федотов — фигурант уголовного дела, возбуждённого по заявлению его предшественника Владимира Твердовского, у которого Федотов «отжал» должность в середине 2000-х. Уголовное дело по статье 159, часть 4 УК РФ «Мошенничество в особо крупном размере» в итоге развалилось, как утверждают разные источники, из-за связей обвиняемого в высоких кабинетах. По оценке «Парламентской газеты», в 2008 году гендиректор РАО на пару со своей матерью-бухгалтером Верой Федотовой ежемесячно выводили не меньше миллиона долларов на собственные счета за счёт фиктивных договоров с авторами и невыплат отчислений авторам настоящим. Должность вице-президента Авторского совета РАО сейчас занимает певец и композитор Юрий Антонов, не выпустивший ни одной новой песни за последние 20 лет. Кроме него в совет входят ещё несколько видных деятелей отечественного искусства, в их числе продюсер Игорь Матвиенко, композиторы Александра Пахмутова, Вячеслав Добрынин, Владимир Пресняков-старший, Эдуард Артемьев, писатель Лион Измайлов и другие. Любимым занятием РАО в последние годы стала подача крупных исков к компаниям, нарушающим авторские права. Среди них попадаются рестораны, магазины, кинотеатры, промоутеры, радиостанции, телеканалы и многие другие виды бизнеса. Борьба идёт с переменным успехом: часть судов общество выигрывает, часть «сливает»: в любом случае, в медиаполе за последние шесть лет РАО — уверенный завсегдатай.

Подвиги и жертвы

Массированную атаку на умы обывателей общество начало с Ростова-на-Дону. Практически одновременно с историей про Deep Purple РАО «наехало» на ту же компанию-промоутера — ООО «Юг-Арт» из-за концерта «Хора Турецкого». По заявлению РАО, на этом мероприятии музыканты исполняли композиции, на которые организатор не заключил с обществом лицензионный договор. Причём среди авторов, якобы подписавших иск, оказался писатель Леонид Каганов, ошибочно указанный как автор слов песни Бориса Гребенщикова «Город золотой». Каганов раздул из этой истории внушительный скандал — но суд всё равно взыскал с «Юг-Арта» 810 тыс. руб. в пользу РАО. А ещё через пару месяцев многострадальная компания получила «контрольный» иск от РАО с теми же претензиями, но уже относительно концерта группы Scorpions. В 2010 году по этому иску суд взыскал с «Юг-Арта» ещё 811 тыс. руб. С тех пор об организаторе практически ничего не слышно. По аналогичной схеме действовала контора и в ситуациях с концертами Beyonce, «Арии», «Любэ», «Машины Времени», Muse и Yellowcard. Лишь в последнем случае суд вынес решение не в пользу РАО, все же остальные иски были удовлетворены. Вдоволь насладившись живыми концертами, РАО переключилось на кинотеатры, филармонии и общепит. Первой ласточкой стал кинотеатр в Каменске-Уральском, который контора засудила за прокат фильмов без лицензионных отчислений в адрес авторов музыки, несмотря на то, что кинотеатр имел лицензии на прокат картин целиком. При этом местное отделение РАО навлекло на себя проверки прокуратуры, которая обнаружила в его деятельности нарушения закона, однако же особого результата это не дало. Те же самые претензии общество выдвинуло и к екатеринбургскому кинотеатру «Салют», но суд проиграло.
После кино работники РАО решили сходить в филармонию. Под раздачу попали сразу три культурных учреждения в Москве, Екатеринбурге и Нижнем Тагиле, причём вменяли им… незаконное исполнение музыки давным-давно умерших Баха и Моцарта. Суд дело завернул, однако поборники копирайта во всеуслышание заявили, что намерены идти до конца. Между культурными мероприятиями РАО не забывает и о массовых зрелищах. Так, в 2009 году организация потребовала от Российской футбольной премьер-лиги платить за исполнение на стадионах перед матчами «Футбольного марша» Матвея Блантера — но дело заглохло, когда наследница композитора заявила, что считает марш общественным достоянием. А в 2014 году суд Нижнего Новгорода взыскал с местного цирка больше миллиона рублей за незаконное использование музыки на протяжении нескольких лет. За последнее время от РАО здорово досталось и ритейлу. Начала организация с кафе, ресторанов и гостиниц, попытавшись обложить их данью за включённое радио и выступления музыкантов. В 2012 году примерная сумма ежемесячной выплаты составляла от 1 до 10 тыс. руб. в зависимости от региона и размеров ресторана. Похожая ситуация сложилась и в магазинах, где играет музыка: РАО потребовало платить авторские отчисления с каждого метра торговой площади. Ну а самый резонансный случай произошёл в 2010 году, когда в преддверии 9 мая РАО наехало на самарский хор ветеранов — и ожидаемо получило по рукам от всех, кто посчитал нужным высказаться. Заглушать поднявшийся в медиасреде шум пришлось несколько месяцев, а сам хор получил приглашение выступить в Москве на концерте в честь Дней интеллектуальной собственности. Сегодня Российское авторское общество находится в полном здравии и продолжает снимать сливки статуса государственной монополии. Свежая инициатив Федотова, созданная в соавторстве с режиссёром Никитой Михалковым — введение налога на интернет — пару месяцев назад всё же провалилась, но вряд ли это существенно изменило положение идеологов всей этой истории. Тремя годами раньше РСП — Российский союз правообладателей, ещё одна структура под управлением Сергея Федотова — протолкнул так называемый «однопроцентный сбор Михалкова» с продажи любых медианосителей на территории России. Это миллиарды рублей ежегодно. В руках Федотова и нескольких связанных с ним людей сейчас находится вся система авторских сборов в России, в которую помимо РАО и РСП входит также Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС). По сути, это коррупционный проект федерального масштаба, который не первый год забирается в карманы каждого, до кого может дотянуться — а дотягиваются их жадные руки практически до всех.

Положением дел в авторском праве интересовался Алексей Максимук

Источник: https://new-retail.ru/business/rossiyskoe_avtorskoe_obshchestvo_kak_delat_milliony_iz_nichego7466/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.